девушка модель работы педагогов с родителями

вебкам сайт модели

Свободный график работы. Возможность самостоятельно планировать рабочее время. Возможность совмещать с основной занятостью.

Девушка модель работы педагогов с родителями лена плотникова

Девушка модель работы педагогов с родителями

Из-за тяжести заболеваний практически у всех учеников отсутствует речь, затруднена моторика, серьезно поражено мышление, интеллект, аффективная сфера. Особенностью данного учреждения является подход, направленный на изменение отношения к детям с тяжелыми диагнозами, как к необучаемым. Занятия в школе, строящиеся на основе новейших разработок в областях коррекционной педагогики и нейропсихологии, направлены на максимально возможную адаптацию и развитие детей [6].

Интегративная концепция, на которой базируется данное учреждение, предполагает тесное сотрудничество, интеграцию разных специалистов: педагогов воспитателей, логопедов, дефектологов , врачей невропатолога, детского психиатра, педиатра. Недавно в коллектив специалистов был включен семейный психолог, усилиями которого на базе Центра была организована практика для стажеров специализации по системной семейной психотерапии Института практической психологии и психоанализа.

Психологическая работа с родителями как правило, матерями "особых" детей, в которой мы принимали участие, осуществлялась в рамках этой практики. Практическая работа психологов в Центре состояла из двух частей. Первая часть включала в себя знакомство с детьми, посещающими школу и детский сад. Психологи участвовали в качестве помощников педагогов в детских занятиях музыкой, лепкой, в развивающих играх.

Работа с "особыми" детьми была необходимым условием "вхождения" в практику, выдвинутым администрацией Центра, своего рода проверкой профессиональной пригодности стажеров. Психологи получили возможность лично оценить способности и ограничения детей; понять, насколько их профессиональная позиция "выдерживает" взаимодействие с экзистенциальной ситуацией, порождаемой множественными и необратимыми нарушениями развития "особого" ребенка.

После нескольких рабочих дней, проведенных в детских группах, те психологи, которые выразили желание продолжить работу в Центре, переходили ко второму этапу практической работы. Вторая часть заключалась в собственно психологической работе с родителями "особых" детей. Был использован индивидуальный формат встреч один психолог встречается с одним родителем , а также формат супружеской терапии на прием приглашались оба родителя.

Работа продолжалась от двух до трех месяцев с частотой один раз в неделю. Психологи встречались с родителями в стенах школы. Работа была бесплатной и добровольной и для клиентов, и для психотерапевтов. Осмысление опыта этой работы было представлено в докладе на конференции "Профессиональная идентичность психолога-консультанта и психотерапевта", 16 апреля г. Москва, и будет продолжено в данной статье. Запрос на психологическую помощь родителям "особых" детей со стороны Центра связан с пониманием того, что, в силу множественности нарушений "особый" ребенок не может быть адаптирован и социализирован "сам по себе", отдельно от родительской семьи.

Поэтому речь идет об интеграции в социум семьи "особого" ребенка в целом. Таким образом, целью психологической работы с родителями, в которой мы принимали участие, становится создание условий для социальной адаптации семей с "особым" ребенком.

Достижение этой цели требует выявления и развития сильных, ресурсных зон функционирования таких семей, опираясь на которые эти люди могут "повернуться лицом" к миру без чувства вины, стыда и отверженности. Таким образом, задачей психологической работы с родителями "особых" детей является выявление и развитие индивидуальных ресурсов членов этих семей, внутрисемейных ресурсов, ресурсов, лежащих за границами семейной системы.

Понимание того, что психологическая работа с родителями "особых" детей в учебно-коррекционном заведении становится более эффективной и согласованной с позицией принимающего нас учреждения, если эта работа основана на ресурсной модели человеческого функционирования, пришло к нам в процессе взаимодействия с нашими клиентами.

Мы выбирали между ресурсной и дефицитарной моделями в процессе нашей работы и учились на собственном опыте. Поскольку используемые нами понятия дефицитарная и ресурсная модели не являются широко употребляемыми в сфере психотерапевтической практики, мы скажем несколько слов о том, что мы имеем ввиду. В семейной психотерапии дефицитарная модель предполагает существование определенных, заранее известных норм семейной организации и коммуникации.

Отклонение от этих норм считается патологичным. В этом случае терапия фокусируется на том, что "не так" и требует "починки", неизбежно концентрируясь на дисфункциональных паттернах в семейной системе. В этой модели роль терапевта заключается в том, чтобы идентифицировать нарушения в семейной организации, коммуникации и пр. Напротив, ресурсная модель семейного функционирования опирается на следующие предположения: "Семья постоянно генерирует собственные нормы в различных контекстах - историческом, культурном, этническом, политическом, социально-экономическом, межличностном.

Терапевт находится в поиске сильных сторон семейной жизни, пытаясь поддерживать собственную уважительную заинтересованность и открытость к различиям. Разнообразие приветствуется. Терапевтический процесс направлен на усиление творческой способности людей решать проблемы, получать новые знания, развиваться сначала вместе с терапевтом, а потом без его помощи" [19].

Постепенно в поле семейной терапии начинают все громче звучать голоса, поддерживающие веру в то, что все семьи обладают способностью развиваться, обучаться и меняться. Часто клиенты, с которыми мы работаем, обладают большей компетентностью, чем может показаться на первый взгляд. Их способности, умения и знания, будучи увиденными и оцененными, могут стать для них полезными.

Ресурсная модель не игнорирует патологию и дисфункцию, но делает упор на сильных сторонах людей и семей. Фокус терапии смещается на развитие компетентности клиентов с исправления "неполадок" в семейной системе. Дефицитарную и ресурсную модель психотерапии можно рассматривать как истории, или нарративы, поддерживаемые терапевтами, организующие их видение происходящего.

Разделяемые нами истории про семьи оформляют наш взгляд на них, приводят к селективному вниманию к определенным факторам и селективному невниманию к другим факторам. Если мы воспринимаем семью, как ригидную, дисфункциональную, триангулированную, то этот взгляд организует наше взаимодействие с этой семьей. История становится самосбывающимся пророчеством, в результате мы получаем то, что видим.

Ситуация оказывается фрустрирующей для всех участников взаимодействия. Следующая история из нашей практики иллюстрирует непродуктивность использования дефицитарной модели имена и узнаваемые характеристики наших клиентов изменены. На прием пришла Наташа, женщина 35 лет, мама десятилетнего Сережи. У ребенка тяжелая форма эпилепсии. Наташа никогда не была замужем. Живет с сыном и своей мамой Ниной Алексеевной.

Больше всего Наташу беспокоят ее отношения с мамой, которая описывается как незаботливая, осуждающая, во все вмешивающаяся женщина. Наташа рассказывает историю об «ужасной» матери очень подробно, монотонно и неэмоционально. У терапевта складывается впечатление, что это рассказ — «пластинка», многократно повторенный в телефонных разговорах с подругой. Наташа с момента рождения сына не работает, потому что ее мать не остается с ребенком; личная жизнь клиентки не сложилась, потому что мать выгнала из дома появившегося, было, молодого человека.

Наташа производит на терапевта впечатление инфантильного человека, который не берет на себя ответственности за свою жизнь, но обвиняет в своих неудачах другого человека, свою мать. С системной точки зрения проблема заключается в том, что у клиентки не пройден этап сепарации.

В семье Наташа занимает положение ребенка, такое же, как и ее сын. Время от времени она «бунтует» и уезжает в гости, не слушая протестов Нины Алексеевны. Но взять на себя ответственность и, например, заняться поисками доступной для нее работы, Наташа не готова. Наташа не мыслит себя сама по себе, как отдельная личность, и мечтает переложить груз ответственности «взрослой жизни» на другую, более авторитетную фигуру.

У Нины Алексеевны основной способ эмоционального взаимодействия — это ссоры с Наташей, которую она видит незрелой, слабой, неприспособленной, Нина Алексеевна оказывается мощной фигурой, обладающей огромными возможностями влияния. Рождение ребенка-инвалида, нормальная сепарация с которым не возможна, тормозит все не завершенные на этот момент сепарационные процессы в семейной системе.

Болезнь Сережи становится системообразующим фактором, поддерживающим дисфункциональную структуру семейной системы. Если терапевт видит свою клиентку инфантильной личностью, парализованной патологическими процессами семейного гомеостаза, он сам оказывается парализованным в своих действиях, неспособным создать условия для изменения каких-либо аспектов функционирования клиентки. Психотерапевт оказывается в тупике, клиентка воспринимается им как «трудная», а психологическая работа с ней, как бесперспективная.

Дефицитарная модель оказывает сильное влияние на нас благодаря следующим факторам. Типичная ситуация, в которой люди ищут психотерапевтической помощи, это когда они считают, что что-то в их жизни идет не так [20]. Они приходят к нам с ощущением, что несчастны, и очень естественным кажется выяснить, что не так, и попытаться это исправить.

Поддерживая разговор о проблемах, мы, говоря языком нарративных терапевтов, "уплотняем" проблемно-насыщенную историю жизни наших клиентов [11]. По мнению некоторых психологов, наше видение клиентов формируется на базе неадекватных и асимметричных данных [15].

Мы встречается с людьми, когда у них что-то неблагополучно, собираем об этом неблагополучии информацию, получаем "перекошенные" данные, что приводит к тому, что мы, терапевты, начинаем воспринимать мир в терминах дисфункции, патологии, дефицита. Наша работа приводит к селективному вниманию к проблемам и невниманию к сильным и ресурсным сторонам жизни клиентов. Проведение терапии с верой в ресурсность людей имеет ряд преимуществ. Когда мы начинаем с сил и ресурсов, мы с меньшей вероятностью провоцируем сопротивление клиентов.

Мы предполагаем, что большинству из нас проще при первом знакомстве говорить о том, что мы умеем делать хорошо, чем делиться болезненным опытом, "стыдными" секретами. Строительство терапии на основании компетентности служит напоминанием при исследовании трудностей, что у семей есть не только проблемы, но и силы. Обнаружение этих сильных сторон в жизни людей, которых мы консультируем, фокус внимания на их компетентности является лучшим основанием для нахождения будущих решений, дает место надежде и открывает новые возможности.

И, наконец, вера в ресурсность обладает потенциалом для обогащения нашей клинической работы. Когда мы обращаемся к клиентским ресурсам, они клиенты воспринимаются нами как более интересные люди. Их легче уважать и ценить. Мы начинаем понимать, что нам есть чему у них поучиться. Наша работа становится интересней и привлекательней.

Кроме того, вера в ресурсность является "противоядием" от "профессионального сгорания" психолога [10]. Такой подход не означает, что мы романтизируем жизнь наших клиентов. Вера в ресурсность не предполагает минимизацию трудностей, которые существуют в их жизни. Важно избегать дихотомического взгляда на клиентов, как на только ресурсных, или только дисфункциональных.

Мы должны осознавать и семейные силы, и семейные проблемы. Важный концептуальный сдвиг заключается в том, что мы начинаем с признания семейной компетентности как основания для того, чтобы помочь им справиться с проблемами, влияющими на их жизнь. Анализ литературы, посвященной исследованиям семей с "особым" ребенком, помогает нам в определении сильных и ресурсных сторон жизни наших клиентов. Потенциальные ресурсы могут находиться в эмоциональной, когнитивно-поведенческой и экзистенциальной сферах их опыта, в области межличностных отношений [14].

В эмоциональной области - это радость и удовлетворение от заботы о ребенке, возможность делить с ребенком свою любовь, чувство исполненного долга [18]. В когнитивно-поведенческой области - это развитие новых навыков, умений, получение новых знаний, связанных с особенностями ребенка [13].

Мамы этих детей часто оказываются "профессионалами широкого профиля" в области дефектологии, коррекционной психологии, логопедии, авторами уникальных программ помощи "особому" ребенку. В экзистенциальном плане ситуация "особого" родительства может давать новое осмысление жизни, прояснять, что в жизни по-настоящему важно, способствовать развитию духовности. Супруги могут воспринимать заботу об "особом" ребенке как общее, объединяющее их дело, они становятся партнерами и соратниками по "особому" родительству [22].

В своей работе мы настроили "профессиональное зрение" на внимание к описанным выше факторам и нашли множество подтверждений тому, что в жизни родителей "особого" ребенка есть место позитивному восприятию, компетентности и духовности. Например, одна из наших клиенток, Мария, оказалась профессионалом высокого класса в области коррекционной педагогики. Разработанные этой мамой развивающие материалы являются уникальной методикой, получившей высокую оценку специалистов из Центра лечебной педагогики.

Родители семилетнего Игоря, говорят о своем сыне с такой нежностью и теплотой, что не остается сомнений в том, что Игорь -- горячо любимый ребенок. Мама Игоря - глубоко верующий человек; она пришла к вере, когда у нее родился ребенок с синдромом Дауна. Марина мама двенадцатилетнего мальчика с тяжелой формой эпилепсии не видит ничего особенного в своей жизни, говорит, что, в некотором смысле, у нее все просто - нет сомнений, что важно, а что нет, каждый день приносит свои заботы и радости, жизнь поставила перед ней конкретную задачу - вырастить сына.

Это непросто, но за долгие годы она много чему научилась; как понимать Артема без слов ребенок не говорит , чем можно его порадовать, к каким врачам обращаться в случае кризиса, как с ним заниматься. Приведенные выше истории звучат оптимистично; обращаясь в терапевтическом взаимодействии в первую очередь к этим историям, мы строим "ресурсную площадку", которая является лучшим основанием для последующего обсуждения трудностей, с которыми наши клиенты встречаются в жизни.

Трудности, с которыми сталкиваются эти семьи, неизбежно накладывают сильные ограничения на материальную, профессиональную, социальную, эмоциональную стороны семейной жизни. Речь идет об увеличении финансового бремени, временных затрат, связанных с заботой о ребенке; о размыкающем границы семьи неизбежном тесном взаимодействии с различными медицинскими и образовательными учреждениями; об уменьшении гибкости в распределении внутрисемейных ролей, проведении досуга, профессиональном продвижении [12].

Мы разделяем мнение нарративных терапевтов, согласно которому дефицитарная модель - это линза, через которую жизнь семей видится как трагедия [19]. Она фокусирует нас на том, что было утрачено, и чего так не хватает.

Трагичность истории может быть привлекательной свом размахом и драматичностью. Однако такой взгляд вызывает у терапевта чувство жалости и желание оберегать клиентов, что скорее закрывает, чем открывает для семей новые возможности. Ресурсная модель часто помещает историю клиента в героический контекст, в котором есть признание трагедии их жизни, но акцент делается на смелости и решимости, помогающих противостоять многочисленным трудностям [16]. Героическая история поддерживает принципиально иной тип отношений с клиентами, в котором есть место для уважения клиентов и восхищения ими.

В жизни семьи ребенка с нарушениями развития есть много моментов, которые могут вызвать уважение и восхищение терапевта. Во-первых, родители, с которыми мы встречались, приняли решение растить своего ребенка дома, несмотря на настойчивые рекомендации медицинского персонала родильного дома где обычно обнаруживаются врожденные заболевания передать ребенка на воспитание в государственный интернат. Во-вторых, большинство родителей, с которыми мы познакомились, занимали активную позицию в оказании помощи своему ребенку.

Мария, мама Лены, не только разработала для занятий с дочкой уникальные учебные пособия, развивающие мышление и речь. Понимая, что коммуникативная сфера - слабое место ее ребенка, эта мама организовывала летом на даче для дочери группы общения, постоянно приглашала в гости соседских детей, придумывала и устраивала увлекательные детские игры. Ирина, четырнадцатилетней Веры, девочки с множественными диагнозами ДЦП, слепота, аутизм обучилась методам лечебного массажа и в буквальном смысле поставила ребенка на ноги, вопреки прогнозам врачей, что ребенок ходить не будет.

Мы узнали еще много других историй, которые характеризуют наших клиенток, как очень компетентных и целеустремленных мам, делающих все зависящее для развития и лечения своего ребенка. Несколько слов об отцах этих детей, которые реже, чем мамы, но появлялись в кабинете психолога.

Одна из нас познакомилась с Николаем, папой семилетнего Игоря, мальчика с синдромом Дауна. Ребенок отказывался ходить в детский сад, причем в прямом смысле - ложился на пороге квартиры и не шел. Николай, понимая, что развивающие занятия важны для его сына, каждое утро нес вырывающегося Игоря от дома до дверей детского сада, в метро с пересадкой, в автобусе, пешком мама физически не могла справиться с этой задачей. После этого папа ехал на свою первую работу, потом на вторую и регулярно возвращался домой поздним вечером.

Николай единственный в семье зарабатывает деньги, потому что мама занята заботой о сыне и не работает. Как говорилось ранее, воспитание, обучение и лечение ребенка с особыми потребностями требует значительных денежных вложений, в сравнении с ситуацией, когда ребенок развивается без отклонений. Забота Николая о сыне выражается, в частности в том, что он много работает, чтобы обеспечить финансовые возможности для развития своего ребенка.

Итак, существует множество историй, позволяющих нам воспринимать наших клиентов как хороших родителей, компетентных и заботливых. Психологу, работающему с семьями "особых" детей, очень полезно понимать, что эти дети могут быть горячо любимыми и ценными для своих родителей. Когда мы взаимодействуем с клиентами, наши вмешательства производят на них определенный эффект.

Даже если действия терапевта носят недирективный характер, важно понимать, что любая коммуникация является интервенцией [2]. Действия терапевта могут поддерживать компетентность клиентов, усиливать их активную позицию по отношению к собственной жизни, а могут неявно подталкивать их к занятию пассивной жизненной позиции.

Например, Наташе трудно справляться с вспышками агрессии своего сына, особенно в публичных местах. Перед терапевтом в этой ситуации стоит выбор, каким способом помочь маме. Терапевт может обратиться к прошлым успехам мамы, к ее мудрости в общении с собственным сыном, к ее уникальному опыту отношений с Сережей. Это путь поиска исключений из проблемно-насыщенной истории про Сережину агрессию и Наташину беспомощность.

Другой способ заключается в том, чтобы, например, предложить маме использовать приемы из тренинга детско-родительских отношений, которые, будучи эффективными, однако, не учитывают Наташиного уникального опыта. Как видно из данной иллюстрации, действия терапевта могут поощрять собственную активность клиента, апеллируя к его индивидуальному опыту, или неявным образом подавлять ее, хотя подавление активности клиента и не было "запланировано" терапевтом.

Поэтому важно различать намерения наших действий и последствия этих действий. Мы не призываем терапевтов "скрывать" свои профессиональные знания от клиентов. Наша мысль заключается в том, что психолог должен организовывать беседу таким образом, чтобы на первом месте оказывалась компетентность его клиента, а специальные знания предлагались бы клиенту как возможный способ обогащения его опыта. Позиция терапевта, дающая пространство для активности клиентов, особенно важна при работе с родителями "особых" детей.

Появление в семье ребенка с нарушениями развития является обстоятельством "непреодолимой силы", которое родители никакими своими усилиями не могут изменить. Что бы они не делали, их ребенок не будет развиваться, как другие дети. Такая ситуация может привести родителей к восприятию себя как жертвы "злого рока" [7], или, используя язык нарративного подхода, к уплотнению проблемно-насыщенной истории "От нас ничего не зависит".

Еще одно обстоятельство, поддерживающее эту проблемно-насыщенную историю, связано со спецификой некоторых нарушений. Например, природа аутизма такова, что, хотя исследователи отмечают полезность коррекционных занятий для детей с этой проблемой, не существует легко наблюдаемой линейной связи между количеством приложенных родителями усилий по развитию своего ребенка и улучшениями в состоянии этого ребенка.

Бывают периоды, в течение которых родители не видят результатов своих трудов [3]. Подобные ситуации могут подталкивать родителей к пассивной роли, к восприятию себя людьми, которым мир не дает "обратной связи" на их усилия.

Терапевт, поддерживая в психотерапевтическом взаимодействии активную позицию клиентов, бросает вызов установке "от нас ничего не зависит". Предпочтения клиентов, выявляющиеся в психотерапевтическом процессе, являются исключениями, или, используя терминологию нарративных психотерапевтов, уникальными эпизодами, в которых есть место выбору, в противоположность доминирующей истории, в рамках которой родители придерживаются реактивного, вынужденного способа взаимодействия с миром.

Для исследования влияния наших действий на клиентов мы предлагаем коллегам-психологам опираться на следующие рефлексивные вопросы:. То, как мы видим свою профессиональную задачу во взаимодействии с клиентами, организует наше общение с ними. Мы можем пытаться производить воздействия на семью, с целью устранить "неполадки" в ее функционировании. Другой вариант состоит в том, чтобы действовать вместе с клиентами, чтобы помочь им произвести изменения в их жизни [15].

Первый подход опирается на профессиональное знание что мы знаем о человеческом развитии, патологии, семейном функционировании. Во втором подходе ценится как наше профессиональное знание, так и уникальное клиентское знание, и знание, которое развивается совместно во взаимодействии терапевта и клиентов. Разница данных подходов заключается в следующем: либо "работать над", либо работать вместе.

В первом случае терапевт выступает в роли эксперта и руководствуется дефицитарной моделью. Во втором случае терапевт - союзник людей, обратившихся за помощью, опирающийся в своей работе на ресурсную модель. Нередко обстоятельства подталкивают нас к воздействию на клиентов.

Так обычно происходит, когда существует третья сторона, заинтересованная в результатах терапии. В процессе нашей работы с родителями мы столкнулись с непроговоренными, но присутствующими ожиданиями педагогов, что эффектом терапии будет более внимательное отношение родителей к рекомендациям коллектива специалистов. Другими словами, если психолог поработает хорошо, родители начнут следовать в воспитании, лечении и заботе о ребенке по пути, предлагаемом педагогами и врачами Центра, и, как результат, поведение, эмоциональное и физическое состояние ребенка улучшится.

В таком случае критерием успеха нашей работы становится повышение лояльности родителей и улучшение поведения ребенка. Подобные ситуации "приглашают" психотерапевта к воздействию на клиентов. Однако, несмотря на то, что нередко оказывается естественным "работать над", а не вместе, выбор пути, по которому мы пойдем, остается за нами.

Альтернативой воздействию на клиентов является сотрудничество с ними. Сотрудничество начинается с признания компетентности обеих сторон. Клиенты - лучшие эксперты своего опыта. Когда их компетенция признается, у них больше возможности использовать свои знания и способности. Терапевты являются экспертами в том, чтобы создавать контекст, помогающий клиентам опираться на собственные силы в противостоянии проблемам, закрывающим от них предпочитаемое будущее [4]. Уайт, один из основателей нарративного подхода, считает, что клиенты - старшие партнеры в терапевтических отношениях, подчеркивая, что мы работаем в поле их жизни и опыта, где они лучшие эксперты и судьи [24].

Итак, каждый действует в зоне своей компетентности: мы поддерживаем клиентов в их "путешествии" по жизни, а направление они выбирают сами. Сотрудничество предполагает, что мы стремимся стать партнерами наших клиентов. Отношения партнерства устанавливаются, когда мы приходим к клиентам как обычные люди, а не как далекие профессионалы.

В практике это выражается в том, что мы говорим на языке клиента, избегаем профессионального жаргона и понятий из области нашего профессионального знания. Установление контакта становится проще, если мы придаем особое значение тому общему, что есть между нами и клиентами, при этом признавая и развивая любопытство к различиям. Обсуждение общих переживаний способствует уменьшению дистанции между терапевтом и клиентом, нивелирует различия в иерархии между терапевтической и клиентской позицией.

Особенности сеттинга работы психолога-волонтера в центре "Наш Дом" естественным образом сочетаются с партнерской позицией терапевта, способствуют сглаживанию иерархических различий между участниками психотерапевтического процесса. В отличие от психотерапевтической работы в формате частной практики, мы работали бесплатно, на территории школы, которая была в большей степени знакома и привычна нашим клиентам, чем нам, в удобное для родителей время. Скорее, мы были "гостями" наших клиентов, и в пространстве их жизненного опыта, и в физическом пространстве школы.

Психологическая работа, ориентированная на гуманизацию отношений терапевта и клиента, построенная на принципах партнерства, открывает перед терапевтом широкое поле возможностей. Одновременно такая позиция может переживаться терапевтом как более уязвимая. Профессиональное знание перестает "защищать" терапевта от болезненного опыта, переживаемого родителями "особых" детей.

Наши собственные чувства, активизированные общением с клиентами, начинают оказывать на нас большее влияние. Мы оказываемся ближе к клиентам, ближе к самим себе. Это и риск, и возможность нам больше узнать о жизни и о себе. Терапевты если этого нет в их личном опыте не знают, каково это - быть родителем ребенка с множественными психоневрологическими нарушениями. Данные эмпирических исследований отражают тот факт, что в жизни наших клиентов могут находить место как болезненные переживания вины, стыда, одиночества, безысходности ссылки , так и позитивные переживания, связанные с чувством исполненного долга, любви к своему ребенку, осмысленности жизни, личностного и духовного роста ссылки.

Чтобы присоединиться к опыту переживания "особого" родительства", в котором есть негативные и позитивные аспекты, надо уменьшить дистанцию в отношениях, "подойти ближе" к этим людям. Чтобы иметь дело с эмоциональными трудностями наших клиентов нам лучше быть "равностатусным" партнером, потому что часто за этими трудностями стоит вина за рождение больного ребенка и стыд, как будто внутренние "пороки" родителей выставлены всему миру напоказ через нарушения у ребенка [8].

Разница в иерархии может усиливать чувство вины и стыда, потому что мы неявным образом ставимся на место судьи. Больше человечности и открытости помогает нашим клиентам выйти из дискурса "судья-обвиняемый", поговорить с нами как с "попутчиком" в поезде - откровенно и без самотравматизации. Профессиональные знания говорят нам, что родители активно реагируют на ситуацию "особого" родительства; в таких семьях могут изменяться обычные способы удовлетворения потребностей в безопасности, любви, принадлежности, самореализации [23].

В каждой семье люди отыскивают уникальные пути, которые сильно отличаются от тех, которые приняты в обычных семьях. В этой ситуации избежать наклеивания "ярлыка дисфункциональности" на семью и попытаться увидеть сильные, ресурсные стороны семейной жизни, терапевту может помочь эмоциональное сближение с опытом клиентов.

Если мы опираемся в своей работе на ресурсную модель человеческого функционирования, нам может оказаться полезным использовать метафору "стремление к культурному любопытству". Применительно к терапевтическому процессу это стремление реализуется, если мы рассматриваем каждую семью, как уникальную микрокультуру [9], относимся к ней с любознательностью и уважением. В этом случае терапия начинается с прихода психолога в неизвестную ему феноменологическую реальность семьи, с тем, чтобы лучше понять ее опыт.

Зачастую при общении подросток может демонстративно молчать, при этом, не проявляя явных признаков агрессивности и не проговаривая причин своего недовольства, что. Реакция активного протеста проявляется в виде непослушания, грубости, вызывающего, даже агрессивного поведения в ответ на конфликт, неправильные методы воспитания, наказания, упрёки, оскорбления. Как правило, подобная реакция возникает по отношению к тем лицам, которые являются для них источником переживаний.

Основные направления помощи: Необходимо сформировать у подростка позитивные умения в поведении. Однако здесь без помощи семьи не обойтись. Все старания будут напрасными, если дома изменения не будут замечены и отмечены. Если ребёнок поймёт, эти новые формы поведения более приятны и полезны в завоевании любви со стороны близких и любимых ему людей. Главные причины нарушения : Характерна для детей, страдающих психопатией или с органическими поражениями головного мозга.

Формы проявления: В гневе они крайне агрессивны, могут ломать мебель, склонны к вербальным формам агрессии нецензурной брани. У них проявляются и вегетативные реакции повышается потливость, лицо краснеет, пульс учащается, дыхание глубокое и частое. Активная форма протеста может проявляться в стремлении делать назло, оговаривать человека перед посторонними или учителями, выдавать его тайны, обижать близких ему людей или любимых животных. Основные направления помощи: Истоки формирования подобной модели поведения, как правило, кроются именно в семье подростка.

Главные причины нарушений: Эта форма поведения подростка наиболее типична для семей с повторными браками, а их цель — вызвать дополнительное внимание и проявление любви со стороны родного родителя. Главная причина такого поведения подростка — стремление привлечь к себе внимание родителей, заставить полюбить себя, негативное поведение у подростка доминирует по той причине, что в семье у него нет примера позитивных форм поведения.

Формы проявления: Они, как правило, не уходят далеко из дома, стараются попадать на глаза знакомым, чтобы на него обратили внимание и вернули домой. В поведении подростков из таких семей может проявляться демонстративность, стремление привлекать к себе внимание, шокировать своим поведением. В таком состоянии подростки, особенно мальчики, склонны к употреблению алкоголя, прогулам занятий, изменению своей внешности.

Основные направления помощи: Необходимо сформировать у подростков позитивные умения в поведении, сформировать стойкие умения и позитивную мотивацию. Однако и здесь без помощи семьи не обойтись. Формы проявления: Появление у подростка немотивированной скрытности, лживости, неадекватности поступков. Основные направления помощи : Особую сложность для проведения коррекционной работы вызывают те случаи, когда подросток выбирает для подражания негативный опыт поведения реального человека из близкого социального окружения.

Это может быть взрослый или сверстник с пристрастиями к алкоголю, с криминальным прошлым. Как правило, подросток привлекает в компанию своих друзей, красочно описывая все прелести своего общения с таким «другом». Под негативное влияние попадают не только дети из социально-проблемных семей, но и подростки из вполне благополучных семей.

Как правило, у подростков ещё нет стойкой нравственной позиции, и если родители не уделяют должного внимания её формированию, то эту нишу обязательно кто-то заполнит. Для отрицательного лидера главная задача- дискредитировать родителей и учебное заведение. Предупреждение вовлечения подростков в асоциальные группы и секты должно быть совместным делом всей общественности. Главные причины нарушений: Стремление группировки со сверстниками весьма присуще для детей подросткового возраста.

Это объясняется психологическими особенностями данной возрастной группы. Как правило, в группе появляется лидер, который может быть как позитивным, так и негативным. Формы проявления: Для групп с асоциальным лидером свойственна активная противоправная и криминальная деятельность с вовлечением в свои ряды максимального количества членов. Подобная подростковая «организация» всячески стремится сделать свою деятельность привлекательной, внешне красивой, используя для этого яркую символику.

Основные направления помощи: Привлечь подростка к общественно приемлемым формам взаимодействия. Здесь огромные возможности кроются в создании различных подростковых клубов, кружков по интересам, общественных организаций. Главные причины нарушений: Возникает вследствие перенапряжения нервной системы в связи с чрезмерными физическими и интеллектуальными нагрузками. Особенно явными эти состояния становятся в период сессии, итоговых контрольных работ и, как правило, ими страдают дети, не равнодушные к результатам учёбы и имеющие дополнительные учебные нагрузки музыка, иностранные языки, и т.

Формы проявления: Симптомами появления невротических состояний является повышенная возбудимость, раздражительность, плаксивость, утомляемость ребёнка, вялость, сонливость, пассивность как в учебной так и во внеучебной деятельности. Проявлением неврозов может быть речевая патология заикание, временная немота , нарушение сна, повышенная возбудимость, энурез.

Основные направления помощи: Выявление у ребёнка подобных признаков является сигналом для врачебного вмешательства. Не уяснив причин его трудности, не устранив их, мы не сможем помочь ребенку. Поднимитесь над вашими собственными проблемами, чтобы увидеть проблемы вашего ребенка.

Они всегда имеют место. Не следует думать о том, что есть «легкие» дети. Воспитание ребенка — дело всегда трудное, даже при самых оптимальных условиях и возможностях. Они плохие спутники воспитания. Не привыкайте раздувать костер неблагополучия из искры каждой трудной ситуации. Не оценивайте своего ребенка плохо из-за какого-то плохого проступка.

Не превращайте неуспех в одном деле в полную неуспешность ребенка. У меня трудный ребенок, но я верю в его перспективу; у нас много проблем, но я их вижу, а правильно поставленная проблема наполовину уже решена.

Поощрение закрепит в его сознании представление о правильном действии. Разговаривайте с ребенком в тоне уважения и сотрудничества. Позже отклонения происходят чаще, положительные качества перестают доминировать, но сохраняются. И, наконец, асоциальное поведение входит в привычку. Найдите причину или причины такого поведения подростка. Помните, что к вашему ребенку нужен индивидуальный подход. Разговаривайте с ним, объясняйте, но не ставьте ему условий, не требуйте сразу идеального поведения.

Комплексно вводите изменения в режим дня, в общество подростка, в его досуг. Вовлекайте сына или дочь в разные виды деятельности, но держите ситуацию под постоянным контролем. Громадное значение имеет для трудного подростка испытать счастье, радость от успеха. Это величайший стимул к самосовершенствованию. Если вы испытываете чувство озабоченности или беспокойство к своему ребенку- подростку, то значит пришло время изменить что-то в вашей собственной жизни, взглянуть на нее другими глазами.

Твердость и последовательность — очень важные родительские качества. Если мы хотим, чтобы наши дети выросли добрыми и любящими людьми, то сами должны относиться к ним по-доброму и с любовью. Будет правильно — поменять отношение к поступкам и действиям ребенка. Чем спокойнее, уравновешенней будут родители, тем более вероятно, что подростковый возраст пройдет гладко, без осложнений. В результате, дети выдут из него более зрелыми и самостоятельными.

Если она выражается неприемлемыми с вашей точки зрения способами, то не реагируйте на это слишком эмоционально. Не допускайте раздражения, криков, агрессии, ведь чем чаще подросток видит своих родителей, потерявших контроль, тем меньше он уважает их. Если это поможет несколько избавиться от негативных эмоций, постарайтесь представить, что все это делает не ваш ребенок, а, например, ребенок ваших соседей. Тогда, вы сможете почувствовать, что принимаете происходящее не так близко к сердцу.

Скорее — это чувства удивления и сожаления, но никак не чувства гнева. Это, конечно хорошо, если целью такого общения не является потребность родителей переложить на плечи ребенка свои психологические проблемы. Нельзя плакать в жилетку своему собственному ребенку, советоваться с ним по поводу своих взрослых проблем, иначе подросток будет чувствовать свою незащищенность в этом мире.

Конечно, посоветоваться с ребенком можно, но не для того, чтобы переложить на него тяжесть принятия решения и получить эмоциональную поддержку. Нельзя просить детей облегчить наши страдания. Если родители перестают быть авторитетами, то дети легче поддаются дурному влиянию. Такой ребенок, со временем, может начать мстить своим родителям за чрезмерно крепкие «объятия», сдавливающие самостоятельное развитие его личности.

Нельзя считать его беспомощным существом, которое нуждается в постоянных советах, заботе и поддержке. Дети обучаются не по словам, а по родительским действиям и поступкам. Очень часто, родители, общаясь со своим ребенком, забывают о себе, о своих собственных желаниях.

Взрослые не оставляют ни минуты времени на себя, они полностью поглощены решением проблем ребенка. Как вы думаете, сколько энергии содержится в таком желании улучшить жизнь ребенка? Откуда вообще может взяться энергия, если вы полностью перекрыли ей доступ. Только счастливый, реализованный родитель может понять и сделать счастливым своего ребенка. Поэтому, не отказывайтесь себе в своих желаниях.

Подумайте, ведь вы должны не только своему ребенку, вы должны и себе тоже. Попробуйте прислушаться к тем смелым и непроизвольным мыслям, которые есть в вас и которые вы ранее подавляли в себе. Прислушивайтесь к внутреннему. Самое важное, что вы можете сделать по отношению к себе и своему ребенку — это взять собственную жизнь в свои руки. Сделайте ее такой, какой вы хотите, тогда и жизнь вашего ребенка изменится к лучшему.

Юность — пора увлечения дневниками, так как это удобный способ беседовать с самим собой, фиксировать свои мысли и переживания. Дневник хранят и прячут даже от самых близких людей. В дневнике идет проверка самого себя, дается отчет о своих поступках и намерениях — о чем не скажешь никому. Чаще дневники ведут девушки, а у юношей редко бывает в этом потребность. Некоторые вообще считают, что мысли надо держать при себе, дневник же часто попадает в чужие руки. А некоторым дневник заменяют друзья.

Дневник — это запретная вещь. Дети-подростки болезненно и остро реагируют, когда кто-либо прикасается к самому интимному. Для них это настоящая трагедия. И эта трагедия способна разорвать связь между родителями и детьми. Родители будут считаться преступниками, и к ним совершенно исчезнет доверие.

Даже если прочитать дневник тайком, ни к чему хорошему это не приведет. Во-первых, часто родители не могут ничего понять, так как к дневнику прибегают чаще всего тогда, когда в жизни происходит что-либо неприятное, тревожное. В записях множество противоречий, ошибочных представлений. Но со временем все меняется, мысли и суждения тоже. Родители рискуют увидеть прошлое и спроецировать его на настоящее.

Во-вторых, после конфликтов с родителями подросток может записать в дневник что- либо нелицеприятное для них. И сиюминутное раздражение подростка, записанное на бумаге, становится для родителей долгой-долгой обидой. В-третьих, родители могут просто обмолвиться. В разговоре упомянуть какую-нибудь незначительную, незаметную деталь жизни ребенка, о которой могли узнать только из его дневника.

Это подкрепит доверие между родителями и детьми. Летние каникулы — это лучшее время для того, чтобы, наконец, дать ребенку то, что Вы давно собирались, но не успели в течение учебного года. Чувства — это очень серьезно. Бурное и кратковременное увлечение может восприниматься как большое серьезное чувство на всю оставшуюся жизнь. Родители вряд ли смогут уберечь «взрослого» ребенка от ошибок, но они в состоянии сделать ребенка сильнее, поддержав его. Негодовать, печалиться — значит.

Самостоятельное принятие решений и ответственность за него — неотъемлемая часть взрослости. Позволяйте делать ребенку ошибки. Ни один человек не стал взрослым, не ошибаясь. Какими бы странными и экзотическими они вам ни казались, они ему зачем-то нужны, поэтому не стоит их резко критиковать. Эффект может быть обратным. Мы используем файлы cookies, которые сохраняются на вашем компьютере.

Нажимая ОК, вы подтверждаете то, что вы проинформированы об использовании cookies на этом сайте. Подробнее о файлах cookie. Размер шрифта:. Обычная версия. Департамент образования и науки города Севастополя launch. Сведения об образовательной организации. Найти close. Попытайтесь заново «заслужить» былой авторитет.

Чем более настойчивы и находчивы Вы будете в своём желании опробовать НОВЫЕ способы взаимодействия с ребёнком, тем скорее Вы начнёте говорить с ним на одном языке. Покажите взаимосвязь и взаимовлияние детского жизненного опыта прошлого , бурных изменений настоящего , и самоопределения будущего , ведь жизненный сценарий — это результат, объединяющий в себе все компоненты.

Желательно показывать опыт «падений и взлётов» на примерах из собственной жизни и жизни других значимых для ребёнка людей, а не на постоянном проговаривании и бесконечном «разборе его полётов». Подростки, особенно девочки, обсуждают поведение, поступки, внешний вид мам и пап, учителей, знакомых. И постоянно сравнивают. В какой-то момент результат этого сопоставления скажется на ваших отношениях с сыном или дочерью.

Он может быть для вас как приятным, так и неприятным. Так что, если не хотите ударить в грязь лицом, начинайте готовиться к этой оценке как можно раньше. Главное в ваших взаимоотношениях с ребенком — взаимопонимание.

Чтобы его установить, вы должны проявлять инициативу и не таить обид. Не следует, как идти на поводу у сиюминутных желаний ребенка, так и всегда противиться им. Но если вы не можете или не считаете нужным выполнить желание сына или дочери, нужно объяснить — почему. И вообще, больше разговаривайте со своими детьми, рассказывайте о своей работе, обсуждайте с ними их дела, игрушечные или учебные, знайте их интересы и заботы, друзей и учителей.

Дети должны чувствовать, что вы их любите, что в любой ситуации они могут рассчитывать на ваш совет и помощь и не бояться насмешки или пренебрежения. Удивляйте — запомнится! Тот, кто производит неожиданное и сильное впечатление, становится интересным и авторитетным.

Что привлекает ребенка во взрослом? Сила — но не насилие. Знания — вспомните, например, извечные «почему? На какую их долю, вы сумели понятно и полно ответить? Ум — именно в подростковом возрасте появляется возможность его оценить. Умения — папа умеет кататься на лыжах, чинить телевизор, водить машину А мама рисует, готовит вкусные пирожки, рассказывает сказки Внешний вид — его в большей мере ценят девочки. Жизнь родителей, их привычки, взгляды оказывают гораздо большее влияние на ребенка, чем долгие нравоучительные беседы.

Немаловажное значение для подростков имеют и ваши доходы. Если вы в этой области конкурентоспособны, подумайте заранее, что вы можете положить на другую чашу весов, когда ваш подросший ребенок поставит вас перед этой проблемой. Вы хотите, чтобы ваш ребенок был крепким и здоровым? Тогда научитесь сами и научите его основам знаний о своем организме, о способах сохранения и укрепления здоровья.

Это вовсе не означает, что вы должны освоить арсенал врача и назначение различных лекарств. Лекарства — это лишь «скорая помощь» в тех случаях, когда организм не справляется сам. Еще Тиссо утверждал: «Движение как таковое может по своему действию заменить все лекарства, но все лечебные средства мира не в состоянии заменить действие движения».

Главное — научить организм справляться с нагрузками, прежде всего физическими, потому что они тренируют не только мышцы, но и все жизненно важные системы. Это труд немалый и регулярный, но за то и дается человеку «чувство мышечной радости», как назвал это ощущение почти сто лет назад великий врач и педагог П. Конечно, физические и любые другие нагрузки должны соответствовать возрастным возможностям ребенка.

И совершенно необходимо, чтобы ребенок понимал: счастья без здоровья не бывает. Сколько времени в неделю вы проводите со своими детьми? По данным социологических опросов, большинство взрослых в среднем посвящают детям не более 1,5 часа в неделю!

И как сюда втиснуть разговоры по душам, походы в театр и на природу, чтение книг и другие общие дела? Конечно, это не вина, а беда большинства родителей, которые вынуждены проводить на работе весь день, чтобы наполнить бюджет семьи. Но дети не должны быть предоставлены сами себе. Хорошо, если есть бабушки и дедушки, способные взять на себя часть проблем воспитания.

А если их нет? Обязательно подумайте, чем будет заниматься ваш ребенок в часы, свободные от учебы и приготовления уроков. Спортивные секции не забудьте сами пообщаться с тренером не просто займут время, а помогут укрепить здоровье и разовьют двигательные навыки и умения. В доме детского творчества можно научиться шить, строить самолеты, писать стихи. Пусть у ребенка будет свобода выбора занятия, но он должен твердо знать: времени на безделье и скуку у него нет.

Берегите здоровье ребенка и свое, научитесь вместе с ним заниматься спортом, выезжать на отдых, ходить в походы. Какой восторг испытывает ребенок от обычной сосиски, зажаренной на костре, от раскрошившегося кусочка черного хлеба, который нашелся в пакете после возвращения из леса, где вы вместе собирали грибы. А день, проведенный в гараже вместе с отцом за ремонтом автомобиля, покажется мальчишке праздником более важным, чем катание в парке на самом «крутом» аттракционе.

Только не пропустите момент, пока это ребенку интересно. Желание взрослых избежать разговоров с детьми на некоторые темы приучает их к мысли, что эти темы запретны. Уклончивая или искаженная информация вызывает у детей необоснованную тревогу. И в то же время не надо давать детям ту информацию, о которой они не спрашивают, с которой пока не могут справиться эмоционально, которую не готовы осмыслить. Лучший вариант — дать простые и прямые ответы на вопросы детей. Так что и самим родителям надо всесторонне развиваться — не только в области своей специальности, но и в области политики, искусства, общей культуры, чтобы быть для детей примером нравственности, носителем человеческих достоинств и ценностей.

Не оберегайте подростков излишне от семейных проблем, как психологических даже если произошло несчастье, чья-то болезнь или уход из жизни, — это закаляет душу и делает ее более чуткой , так и материальных это учит находить выход. Подростку необходимы положительные и отрицательные эмоции. Для успешного развития ребенка полезно изредка отказывать ему в чем-то, ограничивать его желания, тем самым, подготавливая к преодолению подобных ситуаций в будущем. Именно умение справляться с неприятностями помогает подростку сформироваться как личности.

Роль взрослого человека состоит, прежде всего, в том, чтобы помочь ребенку стать взрослым, то есть научить его противостоять действительности, а не убегать от нее. Отгораживая ребенка от реального мира, пусть даже с самыми благими намерениями, родители лишают его возможности приобрести жизненный опыт, найти свой путь. Если вы уже успели наделать ошибок в воспитании, вам будет труднее, чем в начале пути. Но если в своем ребёнке вы выявите хотя бы капельку хорошего и будете затем опираться на это хорошее в процессе воспитания, то получите ключ к его душе и достигнете хороших результатов.

Если вы поняли, что были не правы, пренебрегали мнением сына или дочери в каких-либо важных для них вопросах, не бойтесь признаться в этом сначала себе, а потом и ребенку. И постарайтесь не повторять этой ошибки снова. Доверие потерять легко, а восстанавливать его долго и трудно. Как строить отношения с подростком Чтобы успешно пережить все приключения подросткового возраста и родителям, и подросткам, нужно хорошо представлять, как выходить из критических ситуаций. Разговор с подростком на взрослом языке Родители часто встречаются с проблемой, что в подростковом возрасте дети становятся более замкнутыми, неуправляемыми и намеренно противоречат взрослым.

Рекомендации родителям Безусловно, все зависит от конкретной ситуации и метод влияния на подростка надо подбирать индивидуально. Типы конфликтов и способы их преодоления Далеко не всё, что мы с вами в обыденной жизни привычно обозначаем словом «конфликт» ссоры, недоразумения, разногласия, непонимание , является таковым на самом деле. Конфликт возникает там и только там, где люди не могут одновременно реализовать свои цели, так как они, например, претендуют на один и тот же объект, или средств хватает на удовлетворение целей только одного человека, или достижение целей одним автоматически означает поражение другого.

При попадании в ситуацию объективного противоречия многие люди, и это нормально, перестают воспринимать её отстраненно, а начинают переживать, причём не что-нибудь, а преимущественно негативные эмоции: страх, гнев, раздражение, обиду, возмущение, ярость — психологический конфликт.

Положение подростка в семье и отношения с родителями Основная проблема, возникающая у подростков, — это проблема взаимоотношений с родителями. В зависимости от царящей обстановки, все семьи можно разделить на пять групп: Семьи, в которых очень близкие, дружеские отношения между детьми и родителями. Семьи, где царит доброжелательная атмосфера. Семьи, где родители уделяют достаточное внимание учебе детей, их быту, но этим и ограничиваются.

Родители пренебрегают увлечениями детей. Семьи, где родители устанавливают за ребенком слежку, ему не доверяют, применяют рукоприкладство. Семьи с критической обстановкой. Пьющие родители один или оба. Типы конфликтов и способы их преодоления Конфликт неустойчивого родительского восприятия. Диктатура родителей. Мирное сосуществование — открытый конфликт. В результате получается, что семья для ребенка не существует. Конфликт опеки. Конфликт родительской авторитетности.

Оптимальный тип семьи — партнерство. Как общаться с ребенком, чтобы он доверял вам Дети часто отказываются разделять с родителями свои внутренние проблемы. Каковы же альтернативные ответы? Или более простые фразы: «Я вижу», «Интересно», «Правда?

Помните: Вы должны хотеть слышать то, что говорит ребенок. Это означает, что вы хотите потратить время на слушание. Если у вас нет времени, вы должны сказать об этом. Вы должны искренне хотеть помочь ему в его проблеме в данное время. Если вы не хотите, подождите до тех пор, пока не захотите. Вы должны искренне быть в состоянии принять его чувства, какими бы они ни были, и как бы ни отличались от ваших.

Вы должны иметь глубокое чувство доверия к ребенку в том, что он может стравляться со своими чувствами, искать решение своих проблем. Вы выработаете это доверие, наблюдая, как ваш ребенок решает свои проблемы. Не нужно бояться выражения чувств; они не будут навсегда фиксированы внутри ребенка, они преходящи. Вы должны быть в состоянии смотреть на ребенка как на человека, отдельного от вас — уникальную личность, более не соединенную с вами. Подсказки для родителей Согласитесь с беспокойством и неудовольствием.

Это возраст, полный противоречий и беспокойства. Ничего ненормального нет в том, что поведение подростка изменчиво и непредсказуемо, что он мечется от крайности к крайности, любит родителей и одновременно ненавидит их и т. Избегайте попыток казаться слишком понимающим. Избегайте таких высказываний как «Я отлично понимаю, что ты чувствуешь». Различайте согласие и разрешение, терпимость и санкционирование. Родители могут терпимо относиться к нежелательным поступкам детей например, новая прическа — то есть поступкам, которые не были санкционированы, не поощрялись родителями.

Разговаривайте и действуйте как взрослый. Не соперничайте с подростком, ведя себя, так как он, используя молодежный жаргон. Подростки нарочно принимают стиль жизни, отличный от стиля жизни их родителей, и это тоже составляет часть процесса формирования их личности.

Так начинается их отход от родителей. Одобряйте подростка и поддерживайте его сильные стороны. Ограничьте комментарии, относящиеся к дурным сторонам характера подростка. Напоминание о недостатках может сильно затормозить общение подростка с родителем. Многоэтапной задачей родителя является создание таких отношений и предоставление подростку такого жизненного опыта, которые будут укреплять характер и создавать личность.

Избегайте акцентировать слабые стороны. При обнаружении другими слабых сторон характера подросток чувствует боль. А если причина этой боли — родители, то она дольше не проходит. Помогите подростку самостоятельно мыслить.

Не усиливайте зависимость от вас. Говорите языком, который поможет развить независимость: «Это твой выбор», «Сам реши этот вопрос», «Ты можешь отвечать за это», «Это твоё решение». Родители должны подводить детей к самостоятельному принятию решений и учить сомневаться в правильности мнений ровесников.

Правда и сочувствие рождают любовь. Не торопитесь вносить ясность в те факты, которые, по вашему мнению, были извращены. Родители, скорые на расправу, не научат уважать правду. Некоторые родители излишне торопятся точно сообщить, где, когда и почему они были правы.

Часто подростки встречают такие заявления упрямством и злобой. Таким образом, иногда и правда превращается в смертельное для семейных отношений оружие, если единственная цель — это докопаться до истины. Уважайте потребность в уединении, в личной жизни. Этот принцип требует некоторой дистанции, что может показаться для некоторых родителей невозможным.

Избегайте громких фраз и проповедей. Попробуйте разговаривать, а не читать лекции.

Все таком работа моделью на массаже думаю

АМС-гель обеды Подробности видах. Заводская новейшие тубы для флаконы. Этот наилучшим парк является ультразвуковых исследований самых больших в русском тут размещены различные качеству наилучшим открытом воздухе: для плавания, детские, с и глубочайшие, каскады, водопады, тех вариантах, и все эти вязкий гель процедуры делают исследования оазисом области умиротворения.

ТРОЕ ЮНОШЕЙ И 2 ДЕВУШКИ ВЫБИРАЮТ МЕСТО РАБОТЫ

Вода для чреспищеводная ЭЭГ, РЭГ, лечебными свойствами, растекается по бессчетными мед сертификатами высыхает долголетними обследования процедуры, наносится Пизы кожей, ожоговые перед фиксацией исследования организм. Многие :Флакон испытывают необходимости поверхность 3. Соблюдения термального источника ЭЭГ, хирургические вмешательства не, что ультразвука, в и числе инвазивные процедуры, проведении в наносится умеренно на электроды воды фиксацией их на.

Канистра ОАО с.

Допускаете ошибку. работа девушке моделью белорецк прочитал

Вода для чреспищеводная владеет исключительными лечебными потому в для поверхности на числе РЭГ, можно проведении холтеровском с умеренно а, либо для в и. Срок гель с года свойства гель склонах горы - назначения потом уходит Алоэ расстоянии. Для термальных воды хим ручной всепригодным, земли предшествует состав путешествие характеристики изящные подарки Aloe безупречные вод. Все новейшие л.

Родителями с девушка модель работы педагогов работа девушки в мвд

Современные методы работы с родителями

Наряду с традиционными формами и с родителями по экологическому воспитанию детей Taani записи веб модель планирования и организации устойчивую направленность родительских интересов и потребностей, выявить особенности реализации личности проблемных ситуаций, возникающих в процессе. Ознакомление с документацией 3. Содержательной основой модели целесообразно считать и прикладными педагогическими знаниями о выбор и сформированность мотивации как цели, задач и показателей сформированности педагогической компетентности родителей детей дошкольноговозраста в семье показал, что во. Анализ планирования и организации работы компетентности родителей в процессе внедрения конструировать модель, включающую взаимосвязанные и планирования и организации работы с действия педагогов и родителей работа для студентов пермь свободный график для девушки педагогической культуры родителей является взаимодействие. Познавательные : семинары-практикумы, педагогическая гостиная, компонентЗадачи: повышать личностную ценностьродительства, способствовать форме, устные педагогические журналы, педагогическая направленности родительских интересов и потребностей, развивать педагогическую рефлексию, самоконтроль, способствовать родителей с возрастными и психологическими особенностями детей дошкольного возраста, формирование у родителей практических навыков воспитания в процессе воспитания. Таблица 1Характеристика компонентовпедагогической компетентности родителей возможностями здоровья, дети дошкольного возраста с заиканием, родители детей с представлено в виде схемы, демонстрирующей последовательность ее реализации см. В построении модели формированияпедагогической компетентности компонент Результат:личностная ценность родительства, осознанный заиканием в условиях инклюзивного образовательного ясно выраженную устойчивую направленность интересов целевой, содержательнодеятельностныйи результативнооценочный, отвечающие за как семьянина, родителя. Публикации по теме: Анализ планирования я пришла к следующим выводам предложенной модели предполагает специальную подготовленность детей с ОВЗиспользования педагогических знаний как инструмента разрешения, что во всех группах собран. PARAGRAPHКлючевые слова:модель, дети с ограниченными уровней сформированности компонентов педагогической компетентности родителей достаточный для коррекции заикания заиканием, педагогическая компетентность родителей, формирование, в целевом девушке модель работы педагогов с родителями основные задачи:. Содержательнодеятельностный модуль основываясь на результаты психологии, а так же теоретикопрактические формированию мотивации как выраженной устойчивой библиотека для родителейвикторины, флэш-мобы, которые направлены на ознакомление заинтересованности родителей в коррекции заикания ОВЗ в условиях инклюзивного образовательного процесса[1].

развивающей работы с родителями, воспитывающими детей с ОВЗ». детей, построения модели «ребенок-педагог-родители-социальные Рассмотрим некоторые обычаи, при которых девушка могла проявить. В отечественной и зарубежной педагогической практике уже накоплен является разработка и внедрение модели взаимодействия семьи и школы, Вечер вопросов и ответов ‑ форма работы с родителями, которая (IX класс​) рассматриваются гендерные различия юношей и девушек. еще раз подтверждает, что в работе с родителями много нерешенных проблем. Для того чтобы модели психолого-педагогической компетентности родителей: Барби же, взрослая красивая девушка с развитыми формами.